Годовщина Цусимского сражения.
Гибель броненосца «Адмирал Ушаков».

Пока живы моряки России и действует её флот, мы не перестанем обсуждать детали и исход Цусимского морского сражения. Слишком сильна была рана, нанесённая нам японцами в далёком 1905-ом году. Слишком болезненным стало поражение.

Сегодня, в очередную годовщину Цусимы, хотелось бы поговорить не столько о давней трагедии русского флота, о ней сказано достаточно, сколько об уроках той войны и выводах из неё, касающихся сегодняшнего дня.

Горькая ирония судьбы. 15 мая 1905-го года у берегов Японии погиб броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков». Первая мысль, которая возникает при этом известии – как там вообще мог оказаться корабль, предназначенный для действий в собственных прибрежных водах. Почему он нашёл свою могилу за 10000 миль от родной базы? Два океана и множество морей остались у него за кормой, прежде чем броненосец  вступил в неравный бой с силами неприятеля. Погиб, но Андреевский флаг не спустил. Да и как мог корабль со столь славным именем сдаться врагу?

В дальнем походе и последнем бою командовал броненосцем
В.Н. Миклухо – Маклай, брат знаменитого русского путешественника и этнографа. Он тоже не представлял себе, как это – подчиниться требованиям японцев. Очевидцы рассказывают, что когда «Адмирал Ушаков» попал в плотное кольцо врагов, на японском флагмане был поднят сигнал. Сигнальщик  разобрал первую половину: «Советую Вам сдать Ваш корабль…»

Командир  спокойно сказал: «Ну а продолжение и разбирать нечего, долой ответ, открывайте огонь!».

Бой был недолгим. Обладая куда более современной артиллерией, чем у русских моряков и преимуществом в скорости, японцы в течение полутора часов буквально расстреливали броненосец с дальних дистанций. Получив несколько критических попаданий, корабль оказался неспособен оказывать сопротивление врагу и медленно погружался в воду. Миклухо – Маклай приказал команде покинуть тонущий корабль. Даже после того, как броненосец ушёл под воду, японцы продолжали кидать снаряды в остатки экипажа, словно мстя им за гордость и сопротивление. Значительно позже, уже в темноте, в лучах прожекторов самураи начали подбирать  из воды выживших моряков. Командира корабля среди спасённых не оказалось.

Но кратко предыстория этого подвига русских моряков.

Броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков» стал первым кораблём российского флота, которому было присвоено имя великого флотоводца. Он планировался, как головной корабль серии из пяти кораблей (на практике построили три) и выбор имени определил лично император Александр III. Ему на утверждение был предложен список из пяти фамилий. Среди них такие достойные имена, как«Адмирал Лефорт», «Граф Орлов-Чесменский», «Адмирал Кроун», «Адмирал Ушаков» и «Адмирал Сенявин», но император утвердил имя Ушакова.

Броненосцы береговой обороны предназначались, прежде всего, для охраны столицы и ВМБ Кронштадт. Давняя проблема Петербурга, выстроенного Петром I на самом краешке империи. В случае войны стольный град подвергался повышенной опасности, прежде всего со стороны моря.

Броненосцы типа «Ушаков» представляли собой хорошо бронированные плавучие батареи, оснащённые 4-мя орудиями калибра 254 и вспомогательной артиллерией. Они могли действовать в мелководных шхерах Финского залива, способны были, в случае необходимости, принять бой и с эскадренными броненосцами тех лет. Хорошая скорость в 16 узлов позволяла взаимодействовать со своими лёгкими кораблями и уходить от контакта с превосходящими силами противника. Для своих лет – вполне боеспособный корабль.

«Адмирал Ушаков» был заложен на стапелях Балтийского завода 22 октября 1892 года, спущен на воду осенью 1893 года, но вошёл в состав Балтийского флота лишь осенью 1897.Традиционно долгое для российских и, тем более, петербургских заводов строительство. Нередко у нас корабли спускались на воду уже морально устаревшими. Прибавим к этому объективный фактор – бурный рост научно – технического прогресса. Едва ли не ежедневно в мировом военном деле появляются новинки. Быстро усовершенствуется артиллерия, двигательные установки, средства управления огнём и пр. Уже к 1903 году «Адмирал Ушаков» рассматривается как учебно – артиллерийское судно, не более. Ни о каких боевых действиях на этом устаревшем корабле речи уже не идёт.

Но тут грянула японская война. Как всегда, неожиданно. Первые неудачи на Дальнем Востоке, тем более, гибель адмирала Макарова, заставили русское Адмиралтейство и лично императора Николая II форсированным образом готовить к отправке 2-ую Тихоокеанскую эскадру.  Естественно, ни «Адмирал Ушаков», ни его однотипные собратья как реальная помощь в боях на Дальнем Востоке не рассматривались. Командующий 2-ой Тихоокеанской эскадрой контр – адмирал З.П. Рожественский мотивировал это тем, что они просто не дойдут до театра боевых действий.

Однако, падение Порт – Артура поставило военное руководство России в безвыходное положение. Отзывать 2-ую эскадру означало, практически, расписаться в собственном бессилии, выбросить белый флаг перед японцами. Продолжать поход – почти наверняка обречь на бессмысленную гибель тысячи русских моряков и потерять флот. Как утопающий хватается за соломинку, так в Петербурге прислушались к мнению некоторых военных специалистов, которые считали, что собрав на Балтике все имеющиеся силы и отправив их к берегам Японии, мы сумеем несколько уровнять силы в общем количестве артиллерии.

Так броненосец береговой обороны «Адмирал Ушаков» ушёл в свой первый и последний дальний поход.

В кают – компании «Адмирала Ушакова» висел портрет великого флотоводца, давшего имя кораблю. Естественно, опыт славных предков вдохновлял моряков, но В.Н. Миклухо – Маклай и другие офицеры понимали, что Ушаков это не только храбрые атаки малыми силами на превосходящего неприятеля. Это, прежде всего, холодный рациональный расчёт, прагматизм, помноженный на силу воли и духа моряков. Ушаков, по воспоминаниям современников, человек дела, расчёта, если хотите, крестьянской хозяйственной сметки и надёжности. Увы, при Цусиме, да и во всей русско – японской войне именно прагматизма нам не хватило. Отсюда поражения, которые отзываются болью в русских сердцах по сей день.

Сегодня мы переживаем новый этап возрождения флота и армии. Опыт наших действий во второй чеченской компании, в Сирии показывает, что нашим руководителям, судя по всему, удалось избавится от шапкозакидательных настроений и безрассудных порывов. Холодный расчёт, точность, дисциплина, упорство в достижении целей вот, что отличает нас сегодня. И это не может не радовать.

Не случайно, в Санкт–Петербурге, в колыбели отечественного флота идёт подготовка к установке памятника адмиралу Ушакову, причисленного Русской Православной Церковью в 2001 году к лику святых. Хочется надеяться, что принципы, которыми руководствовался Фёдор Фёдорович в жизни и на службе:верность, честь, трудолюбие, прагматизм в сочетании с беззаветной храбростью в решительные минуты, станут основными принципами жизни и службы наших моряков. И тогда уж точно не повторится трагедия Цусимы.