Христианский и мусульманский флаги над Средиземным морем.

То, что случилось в Константинополе летом 1798 – го года иначе как чудом не назовёшь. В столицу Блистательной Порты вошёл русский флот в составе 16 кораблей. Загремели пушки на бастионах крепости и на русских кораблях. Но это не были первые залпы очередного сражения. Это был дружественный салют двух великих держав. Русскую эскадру возглавлял вице – адмирал Ушаков и ему выпали отдельные почести. 26-го августа он посетил с официальным визитом дворец султана. Там ему, в знак особого расположения была подарена табакерка, богато украшенная бриллиантами и две тысячи турецких червонцев (6000 рублей) для раздачи нижним чинам. На следующий день султан, переодетый в боснийское платье, дабы не быть узнанным, объехал на каике корабли русской эскадры, чтобы своими глазами убедиться в мощи русского флота. Всё происходящее напоминало фантастический роман. Предыдущие 7 лет Россия и Турция отчаянно сражались на суше и на море. Турецкие эскадры бывали неоднократно разбиты славным Ушак – Пашой и вдруг, его едва не носят на руках офицеры Оттоманской Порты и местные жители. Что случилось за короткий период между предыдущей войной и столь торжественным приёмом русских в Константинополе? Что заставило турецкого султана заключить союз с Россией и объявить войну Франции?

Дело в том, что республиканская Франция под руководство Наполеона Бонапарта начала необыкновенно активные действия в Европе и Африке. Турция издавна сохраняла тесные дружественные связи с французами. Французские корабелы строили туркам корабли, их офицеры обучали своих коллег из Блистательной Порты, активно развивалась торговля. Но после Великой Революции и казни короля восставшими республиканцами, тем более, после воцарения во главе Республики Наполеона ситуация начала резко меняться. Французы высадили десант в Африке, начали захват греческих островов входящих в сферу интересов Порты. Англия, опасаясь вторжения французов в свои индийские колонии, активно подталкивала Турцию к объявлению войны своему извечному сопернику. Россия в лице Павла Первого тоже поначалу совершенно не собиралась конфликтовать с Францией. Намечалась даже коалиция против, в свою очередь, извечного противника России – Англии. Но французы под руководством Наполеона возомнили себя вершителями судеб всей Европы. Попросту говоря, они не оставили своим возможным партнёрам никаких шансов. Захват ими Мальты стал последней каплей, переполнившей терпение Павла. Таким образом, сложился уникальный в мировой истории союз государств, совсем недружественных, можно сказать, противоестественный союз России, Турции и Англии. Тем не менее, он продержался достаточно долго, вплоть до окончательного низвержения Наполеона.

Нам, однако, союз Турции и России интересен в плане парадоксального развития этого сюжета. Казалось бы, извечные враги и свои союзнические обязательства будут исполнять формально, спустя рукава, как это случилось у нас, например, с Англией. Но нет. Во многом благодаря дипломатическим умениям Ушакова и в силу, очевидно, некоей комплиментарности двух стран, союз с первых же дней развивался весьма успешно. Вот что говорит Ушаков в своём донесении Государю: «Во всех местах оказаны мне отличная учтивость и благоприятство, также и доверенность неограниченная…. По всему видимому, Блистательная Порта и весь народ Константинополя прибытием нашей эскадры бесподобно обрадованы, учтивость, ласковость и доброжелательство их во всех случаях совершенны…» По особому распоряжению султана адмирал Ушаков получил возможность осмотреть все суда турецкой эскадры, арсеналы, порты, верфи, всё, что он пожелает увидеть. Проведённый Ф.Ф. Ушаковым тщательный осмотр турецкого флота привёл его к неутешительным выводам. Да, 7 лет подряд мы били турок, но они делали выводы из поражений и качественно смогли улучшить свои корабли. Наладили поставку подходящего леса из внутренних областей, улучшили артиллерию и подготовку офицеров. Верфи Херсона и Николаева уже значительно уступали турецким, сделал вывод наш адмирал.

Вот как описывает историк Р.К. Скаловский обстоятельства посещения Ушаковым турецкой столицы: «Паша Ушак, как называли его турки, везде был встречен с отличными почестями. Повсюду безмолвно расступались перед ним толпы, отдавая дань невольного уважения славному адмиралу и победителю, ему салютовали по съезде с корабля капудан – паши, везде спрашивали его мнения и советов и не скрывали недостатков».

В свою очередь, турки не скрывали своего удивления перед порядком и дисциплиной, царящих на русской эскадре. Адмирал Юсуф – Ага, говорил великому визирю: «На всех 16 русских кораблях шуму меньше, чем на одном турецком каике»!

Командовать русско – турецкой эскадрой было поручено Ушакову. Турецкую часть эскадры возглавлял адмирал Кадыр – Абдул – бей, старый и опытный моряк. «Вице – адмирала турецкого описывают, как благонравного и уступчивого, — писал Государю русский посол Томара, — и ему от Порты внушено именем султана почитать вице – адмирала Ушакова как учителя». Наш адмирал, в свою очередь, проявлял такт и учтивость по отношению к своим новым союзникам. Надо сказать, те пользовались грозной славой русского адмирала в своих интересах. Экипажи турецких судов традиционно набирались в последний момент и представляли собой весьма пёструю толпу. Имя сурового Ушак Паши действовало на них усмиряющее и турецкие офицеры не раз прибегали к этому способу усмирения подчинённых.

8-го сентября 1798-го года, отдав последний салют напротив дворца султана, русско – турецкая эскадра отправилась к Ионическим островам, захваченным французами. Христианский и мусульманский флаги впервые развевались вместе, поднимались в дружественном приветствии. Была забыта многовековая вражда. Адмиралу Ушакову, по словам Р.К. Скаловского «…предстояло стать первым руководителем магометан на поприще воинской чести, первым обуздателем их своеволия и страстей и показать первый пример возможности соединённых действий с тем, от кого отрекался прежде христианский мир и устрашались все образованные народы».